4

Афганские воспоминания, заблудившиеся во времени фрицы

Дело было в 1985 году. Тогда проходил службу в горячей точке, исполняя свой интернациональный долг, по крайнее мере так мотивировали нас замполиты, сейчас не будем рассуждать о справедливости войны и тд… суть не об этом.

В тот день наш взвод дежурил на одном из блокпостов на Юго-западной окраине Герешка. Район на тот момент относительно спокойный, хотя в Босте, в 30 км был душманский анклав, но в сторону Герешка он боялись наступать — все усилия прилагали на Кандагар, хотя полномасштабные бои на этом направлении тоже случались. В тот день мы были готовы к тому, что действия могут активизироваться в любой момент, буквально днем были обезврежены несколько снайперов — предвестников боевых действий.
Читать полностью

0

Эхо войны

Места у нас глухие, 110 км от Питера, места жестоких боев времён Великой Отечественной. На этом месте был когда-то монастырь, но монахи ушли ещё в конце 19 века. Что-то не понравилось. Морозы у нас зимой лютые, плодовые деревья замерзают, даже если по всей Ленобласти зима мягкая. Ближе к ночи даже летом наползает мерзкий сырой туман.

Однажды, когда мы только получили участок, дедушка его «расчищал». Большие деревья срубили сразу лесозаготовщики, а кустарник остался. И вот однажды дедушка рубит один куст у самого корня, и вдруг как будто кто-то у него прямо над ухом говорит:
— Перестань! Убери топор!

Дедушка оглянулся — никого.
Читать полностью

0

Проклятый пост

Повествование снова о времени службы в армии. Служил я в роте охраны одной из самых оторванных во всех смыслах рот.
Наш гарнизон разделялся на множество постов, каждый из которых представлял стратегически важный объект. Были посты «халявные», которые находились возле объектов связистов, и все два часа на посту вполне можно было провести за чашкой чая и интересными разговорами с ребятами. И только перед приходом разводящего с умным видом возвращаться с «обхода» территории. Такой расклад особо радовал в зимнее время, когда любая крыша над головой была наградой за всё хорошее, что сделал в жизни.
А были «хреновые» посты, продуваемые со всех сторон ветрами, без единого нормального укрытия.
Читать полностью

1

Странная встреча с последствиями

Было это на Кавказе, поздней осенью 2004 г. Наше подразделение находилось в горах, жили в палатках, для отопления использовали дровяные печки-буржуйки. Уже снежок там был. За дровами спускались к сопкам, чуть ниже начиналось мелколесье, далее лесистая местность. Обычно шли человек 8-10, были довольно большие санки, с собой топоры, лопаты, пила была. Брали и автоматы, но так как район был относительно спокойный, о каких-либо опасностях не думали.
Все как обычно: автомат на предохранитель, приклад складываешь, вешаешь за спину и возишься с дровами, попутно разговоры, анекдоты, приколы. Охранение не никогда не выставляли, знали что здесь всегда тихо, да и наши в принципе не далеко, в случае чего быстро спустятся.
Читать полностью

0

В поезде

Юра служил в армии в 2000-х. Сначала отправили его в Петербург. Он часто писал письма. Примерно через полгода письма приходить перестали. Мы очень переживали. Наконец пришло письмо. На грязном обрывке бумаги сын писал, что находится в военном госпитале в Петербурге, куда его привезли из Чечни. Он не ранен. У него от сырости в окопах начали гнить пальцы на руках и ногах. Стоял вопрос об ампутации, но, к счастью, обошлось. Отец поехал в Петербург. Сын выздоравливал. Мы успокоились.
Когда Юра вернулся домой, я заметила, что на его ногах темные пятна. Он пояснил:
— Вши заели. Месяц в окопах без бани, не разуваясь…
Сын рассказал, что после лечения ему купили билет на поезд и отправили обратно в Чечню.
Читать полностью

0

Неупокоенный военнопленный

История произошла летом 2015 года. Ночевала я в гостях у друзей нашей семьи – два брата (мы вместе в школе учились) и их мама – подруга моей матери.
Квартира большая, расположена в двухэтажке на первом этаже. Комнаты просторные, потолки высокие. Такие двухэтажные дома в нашем городе строили японские военнопленные, а сам лагерь военнопленных находился в военные годы на нынешней территории школы, где мы учились – примерно в пяти минутах ходьбы от их дома. И там же, неподалеку, стоит мемориальная плита памяти погибших японцев, а за переездом, далее по дороге, расположено старое японское кладбище. В наш город даже приезжали делегации из Японии с родственниками некоторых из тех, кто погиб в этих местах, они посещали музей, мемориальную плиту, кладбище.
Читать полностью

6

Здание 1090

Срочную служил ещё при совке, в Москве, в одном из министерских зданий. Сейчас уже все знают, что подвалы у таких зданий большие и глубокие. Вот и тот, где я служил, был глубокий и очень большой. Туда даже спускались не на лифтах, а на эскалаторе, как в метро. Вход, конечно, по пропускам, двойной контроль.

В конце рабочего дня остаются только дежурные смены. Защитные двери задраиваются, такие двери ядерный удар держат. После этого вообще никто в подвал ни войти, ни выйти из него не может без того чтобы оперативный дежурный не знал. У меня боевой пост был блатной: когда рабочий день кончается, только я и мой «второй номер» на посту оставались.
Читать полностью