1

Целебные валенки

Уже наступил вечер, закружила метель, быстро темнело, деда все не было. Наконец, весь в снегу, он ввалился в дом, под мышкой были зажаты валенки. «В кумовой деревне иду мимо крайнего дома, гляжу, на плетне валенки висят, ну и прихватил», — пояснил пьяненький Сергеич. «Да ты сдурел, — ахнула бабушка. — Это ж Окулихи дом, ведьмы. Лучше б ты ума прихватил, окаянный!» — «Да ладно, — махнул рукой дед, — она не узнает, а в хозяйстве сгодятся».
Валенки были совершенно обычные, в таких все деревенские зимой ходят. Вот они и остались у нас в доме. И тут начались странности. Назавтра отец вышел в свежеукраденных валенках на крыльцо покурить. Не прошло и минуты, как улицы раздался его гневный рык: «Это кто ж удумал такое? Катерина, ты?» — «Да в чем дело?» — вышла из кухни мать. «В чем, в чем, — отец шагнул обратно в дом, — вот, понюхай, — и сунул матери под нос пачку папирос. — Чуешь? Собачьим дерьмом пахнет!» — «Да ты что, Володя! — изумилась мать — Табак как табак». — «Смеешься, что ли? — рассердился отец, швыряя пачку в мусорное ведро. — Мажь чем хочешь — все равно курить не брошу!» Прошел день, другой, неделя, но отец так и не смог закурить. Моя старшая сестра Лидка крутила тогда роман с водителем с лесозаготовок. Он был женат, встречались тайком за деревней. Как-то, собираясь на очередную короткую свиданку, Лидка второпях сунула ноги в валенки выскочила за дверь. Вернулась сестра через два часа потная, красная и очень злая. Валенки зашвырнула через всю прихожую. Оказалось, что ноги донесли Лидку до околицы, потом сами повернули и направили ее вокруг села, а потом еще раз, а потом между домами. Так она нарезала круги, не в силах остановиться, пока в слезах не пообещала, что в жизни к этому кобелю не пойдет. Только тогда валенки вывели ее к дому. Посмеиваясь, мать читала наговор от уставших ног.
А однажды мы проснулись на заре от шума. Выглянули в окно и обомлели. Прабабка Вера, девяноста с лишним лет, в злополучных валенках, лихо крякая, колола во дворе дрова. «Мама! Бабушка! Ты что делаешь?» — всполошилась вся семья. «А что, — бодро отвечала она, — у меня вон радикулит прошел. Сердце болеть перестало. Я вообще такую бодрость чую, эх!» — прабабка подхватила очередное полено.
Но больше всех изменилась жизнь Сергеича. «Валяется на дороге полено, хочу подобрать и не могу — рука не поднимается на чужое, веришь! — жаловался дед. — Курить бросил, пить бросил, мимо Семенова дома иду, мужики у забора выпивают: давай, Сергеич, с нами, а я беру у них бутылку и об забор. Весь вред от водки, говорю. Еле ноги унес. Вдова Прошкина облаяла меня у магазина, хотел обматерить ее, открыл рот и говорю: «Грешно ругаться, Зина, давай я лучше забор тебе поправлю, самой небось тяжело.» Тому помогаю, другому морали читаю. Народ меня уже Ангелком кличет. А все эти валенки проклятущие, выкинул бы, а руки прямо так и тянутся их надевать».
Не выдержав испытания добром, дед решил пойти с повинной к Окулихе.
«Так вот кто валенки уволок, — засмеялась ведьма, — ну что, добра нажил?» — «Да какое там, — махнул рукой Сергеич, — ни выпить, ни закурить, ни присесть, целыми днями хожу, людям помогаю, прямо Тимур и его команда.» Оказалось, Окулиха сначала наложила на валенки особый зимний наговор на здоровье. И еще на избавление от вредных привычек.
Обнаружив пропажу, ведьма решила наказать вора по-своему и пожелала ему в этих валенках только добрые дела совершать.
Вдоволь насмеявшись над незадачливым Сергеичем, Окулиха забрала валенки. Дед вернулся к привычной жизни. Надо сказать, что никто в нашей семье с тех пор ничем серьезным не болел. А деду бабушка часто грозилась: «Побузи мне еще! Мигом тебе валенки от Окулихи принесу!»

Один комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *