14

Случай на войне

История, значит, такая.
Мой дедушка знал одного ветерана, деда Ваню. Однажды они с мужиками и с этим дедом Ваней сидели, выпивали на 9 мая, отмечали праздник. И дед Ваня уже в солидном подпитии серьезно говорит: «Щас я расскажу вам, мужики, как я «помер» на войне». Рассказ от его лица.
Как хотите, верьте-не верьте, а расскажу, что видел. Был первый бой у меня, мне 19 тогда было. Пули свистят, головы поднять нельзя, а комбат кричит: «В атаку!» Кое-как вылез да бегу вслед за всеми. Бегу, ору что есть мочи: «Ура!», вроде и не так страшно, когда орёшь. Слева-справа наши падают… А мне уже вражий окоп видно. Я наддал в беге… и тут меня будто кто-то кулаком в грудь ткнул — коротко так, и сразу холодно стало в груди. Я упал, удивился: кто же меня ударил, немца рядом вроде не было. Тронул грудь — рука в крови. «Это, значит, ранило меня?» Я хотел вскочить — никак, руки-ноги не слушаются, только головой лежу и верчу во все стороны. Потом как-то перестал слышать (хотя вокруг всё и орало, и бухало), дышать трудно, глаза закрываются. Ну, думаю, полежу пока, если не помру — встану. И навроде как заснул. Потом вдруг понял, что уже стою на ногах. Думаю: «Во, живой, слава Богу». Огляделся — уже тише, наши вдалеке где-то виднеются, значит, фрицев выбили из окопов и дальше погнали. Я давай наших догонять. А винтовка-то? Смотрю, рядом лежит наш какой-то, голова вся в крови. Ну, я его винтовку подобрал и бежать… И тут, мужики, вот верьте-не верьте… я бегу, а винтовки в руках нет. Хотя я же взял её. Ну, значит, я поспешил, вернулся, хвать, а винтовку-то я не могу взять. Я ещё, ещё раз хватаю — и не могу взять, как-то мимо рука проходит и всё. Ничего я не понял. Сел на землю и сижу, чего жду — непонятно. Тут наших группа идёт, ведёт офицер, далеко идут, но вижу погоны лейтенантские (видеть я сразу стал как-то очень резко). Ищут живых, что ли. Я к ним бегу, ору: «Братцы!..» А они как не слышат. Я подбежал к ним, отдаю честь, говорю: «Товарищ лейтенант, а я живой, только раненый». А они, мужики… они, гады такие, проходят через меня. Я разозлился, давай догонять, за плечи их хватать. И опять рука вот как с винтовкой, только по воздуху проходит, а тронуть их не могу. И так, знаете, всего полсантиметра не хватает, чтоб дотронуться, и эти полсантиметра никак мне не одолеть. Я себя оглядел: да я тот же самый, только пригляделся — я и стою тоже как бы в полсантиметре над землей, то есть не так, как все. Такое одиночество я почуял… никогда так одинок не был. Ну и дошло, что это я помер, оказывается. Раз живые не замечают. А что надо делать, когда помер? Разве этому учат? Да я и комсомолец был, нас жить учили, а не умирать. Тут опять наши идут, уже сотнями, я им тоже немножко поорал, но потом отчаялся, эти тоже не видят, не слышат. Стало горько-горько мне. Я всех родных вспомнил: сестру Машу, батю, мать… И только подумал о матери, гляжу, а она вон стоит, все идут, а она стоит, на меня смотрит. Нестарая и какая-то, уж не знаю… светлая вся, как обрадованная. За мной она, что ли? Я ей говорю:
— Мам, а… ты откуда здесь?
— На тебя посмотреть, Ваня.
— Я помер, что ли?
— Нет, тебе ещё жениться.
— Мы же хоронили тебя, как же ты… живая?
А она ничего не сказала, только глянула на меня так, дескать, что, сам же видишь, что живая. Потом она повернулась и пошла вслед за строем наших, я за ней, а её уже нет, как будто растворилась в этих шинелях наших. Я побрёл по полю. Смотрю — наша рота сидит, разговаривают, курят. Там и Колька, мой кореш. Молчал, молчал и говорит:
— А Ваня где, живой или нет?
А один говорит Кольке:
— Так его убило, вон он возле бугра лежит.
— Ваньку?
Как убило, если я живой стою? Подошел, глянул, а там, мужики… я и лежу. Вот я, понимаешь? Лицо бледное, правда, что покойник. Ну а потом меня куда-то как бы магнитом потянуло, как бы вниз. Глаза открыл — грудь как иглой кто колет, болит, меня двое тащат за руки. Я им: «Куда тащите?» В общем, развернулись и от вырытой могилы в медсанбат потащили. Я уж никому не рассказывал, что видел. Все равно бы мне не поверили, черти такие.

Автор: Буквоеш
Источник: https://4stor.ru/histori-for-life/99756-sluchay-na-voyne.html

14 Комментарии

  1. Ангелина,

    Почитайте тибетскую Книгу мертвых. Это путеводитель по Загробному миру с ясными указаниями что и когда делать. Я помню, что душе после выхода из тела дается время привыкнуть к новому состоянию, порощаться с близкими людьми, домом, любимыми местами. Потом надо уходить, и по пути будет много страшных чудовищ, но их не надо бояться, нужно стремиться вперед, и все будет хорошо. Из своего опыта клинической смерти я знаю, что самое страшное- увидеть мертвым неподвижным тело, которое вы привыкли считать своим. Поэтому как только поймете, что умерли, не оглядывайтесь на тело и не жалейте ни о чем. Там лучше и легче, чем здесь. Там Любовь и Понимание, которых здесь нет. А все ваши мысли, чувства и любовь останутся с вами. Забудется только теперешняя жизнь, но это и к лучшему.

      Цитировать  Ответить

  2. Софья,

    Спасибо. А после клической смерти,люди обладают сверх способностями. У вас тут есть опубликованные истории?

      Цитировать  Ответить

  3. И я считаю,что это наверное, самое печальное,самое не справедливое в природе, то что когда человек умирает он не может ничего сказать. Вы подумайте только,сколько живых убиваются когда умирает родной человек. Они не знают ничего о смерти. А если бы умерший мог сообщить живому,что все хорошо,что все нормально, то не было бы так все печально.

      Цитировать  Ответить

  4. Ангелина,

    Мои истории на этом сайте: Оздоровительный сон, Досада сестры, Сапфировые сережки, Старая банька, За гранью, Чувство времени….

      Цитировать  Ответить

  5. Самое печальное то, что люди живут без Бога в сердце и душе! Все знания заложены в человеке изначально. Уже давно известно, что после смерти душа человека в тонком теле переходит в другой мир, в новую жизнь. Родственники умерших, кто рвет на себе волосы с криками и прочими проявлениями страдания, только надрывают сердце и себе и той душе, которая переходит в другой мир. После 40 дней душа уходит совсем, но до этого она очень страдает, видя безутешное горе родных ему людей. Там все встретятся, кому суждено будет. Покойников лучше кремировать, так легче душа уходит, без привязки к своему разлагаюшемуся телу. Сейчас, слава Богу есть доступ ко многим истинным знаниям по всему спектру жизнедеятельности человека. Пропускайте информацию через свое сердце, сознание, чтобы не потеряться в море лживой или полуправдивой. Так растет наша душа, набирая опыт и познавая истину жизни.

      Цитировать  Ответить

  6. Нет жизни после смерти. Все видения — это бред мозга из-за кислородного голодания. И самые толстые нервы — слуховые, отмирают последними.

      Цитировать  Ответить

  7. Полностью согласна с последним автором.Прямо вымораживает:»Душа пошла туда, душа пошла сюда!… Да откуда вы знаете?! Лично вы умерли и воскресли? Остальное галлюцинация или богатая фантазия!

      Цитировать  Ответить

  8. Ольга,
    Как сказал Воланд: «По вере вашей, да будет Вам». Вот для вас и нет ничего после смерти. Почитайте житие святых отцов!, Просвятитесь. Вот только отвечать мне не надо. Все равно не прочитаю. Да и не интересно мне Ваше мнение.

      Цитировать  Ответить

  9. Одна знакомая рассказывала. Ее родственица увлеклась буддизмом. И когда после тяжелой болезни умер ее муж, она запретила о нем плакать. Три дня сидела возле гроба и улыбалась. Всем говорила — радуйтесь, он уже дома и ему там хорошо. Все ее посчитали безумной.

      Цитировать  Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *