2

Смерть Саши Волгина

Эта история может быть не столь мистическая, но она именно страшная, пережить такое никому не пожелаешь, а слова ребёнка действительно очень любопытны, и от этого становится ещё страшнее.
«Я работаю врачом-реаниматологом. Из примерно 30 человек, переживших клиническую смерть, которых я спасал, почти все были алкоголиками и никто о загробном мире хорошо не отзывался. Один даже видел, как его черти тащили в ад. Объяснение этому — электроэмульсионная терапия. Но рассказать я хочу не о них.
Среди моих пациентов был Саша Волгин. Ему было 4,5 года, но он лежал во взрослом отделении с диагнозом лейкемия. Его жизнь забрала Чернобыльская авария.
В своей недолгой жизни он привык, что вместо садика и сверстников его окружают врачи. Катетеры и пробочки он коллекционировал.
Я тогда был ещё практикантом. Саша ждал очередную операцию по трансплантации костного мозга. После курса химиотерапии он чувствовал себя всё хуже и хуже. В один из дней мальчик, до этого мужественно переносивший болезненные процедуры, сказал серьёзно врачам: «Всё! Больше не надо. Послезавтра я умру.» Потом он стал утешать постоянно дежурившую рядом с ним маму, не отходившую от него ни на шаг: «Мама, я знаю, мне там будет хорошо. Я точно знаю. Ещё я хочу поесть твоих пельменей. В последний раз!» С молоденькой медсестрой, ухаживавшей за ним уже несколько месяцев, случилась истерика. Она села на пол и горько заплакала, а потом сказала: «Он не врёт!»
Дело в том, что в этом возрасте дети ещё практически не врут. Это подтверждают психологи. О религии и загробном мире родители и врачи ему не говорили. О смерти тоже никто ему не говорил. Поэтому совершенно неясно, откуда он узнал об этом? Видимо, он что-то почувствовал. Ведь дети более чувствительны, чем взрослые.
На следующий день Саша ничего не ел. Мама была рядом с ним. А он постоянно её успокаивал: «Мама, я точно знаю, там мне будет хорошо.»
Ночью он уснул и во сне умер. Мама не отходила от него ни на шаг. Она заснула, держа его за руку. Когда проснулась — рука сына уже была холодной. Перед смертью он впервые за много месяцев улыбался. Эта улыбка осталась на его лице навсегда.
С тех пор прошли годы. У меня было много пациентов. А я прекрасно помню мальчика, который совершенно искренне говорил, что ТАМ ему будет хорошо. И я почему-то ему верю. И ещё я мечтаю встретить смерть так же мужественно, как это сделал Саша Волгин. По просьбе родителей фамилия мальчика изменена».

2 Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *