7

Ужасы подземелья

Эта история прислана мне по электронной почте из украинского города Кременчуг. Написал ее молодой человек лет 25, который увлекается изучением городских подземелий, или, как это принято теперь говорить, диггерством.
«Идея заниматься изучением городской «подземки» пришла мне в голову не сразу. Ею меня заразил мой сосед по общежитию, когда мы только-только поступили в университет. Именно тогда он предложил мне «прогуляться» по старой заброшенной ветке нашего метро. Первая прогулка пришлась мне не по душе — не пройдя и сотни метров, мы наткнулись на труп бомжа, который был поеден крысами. А их мы видели по дороге целые колонии. В некоторых местах пол тоннеля устилал сплошной ковер из этих довольно жирных — размером с хорошую кошку — тварей. Причем самым страшным впечатлением от первой моей «прогулки» было то, что на обратном пути мы, в прямом смысле, подверглись нападению этих грызунов. Они прокусывали резиновые сапоги, подпрыгивали на добрых полтора метра! Моему «экскурсоводу», который, в отличие от меня, был в обыкновенной строительной каске, эти твари умудрились откусить кусочек уха! Это мы уже заметили, когда выбрались на поверхность…
Честно говоря, после такого жуткого приключения я некоторое время делал над собой усилие, даже для того, чтобы просто сходить дома в подвал, за продуктами. У моего же соседа некоторое время спустя уже образовалась целая группа единомышленников, которые только одним им известным способом доставали старые городские карты подземных сооружений и коридоров. Кроме того, для моего соседа данное увлечение превратилось в небольшое, но прибыльное дело: оказывается, желающих пощекотать таким образом себе нервы было хоть отбавляй. За один такой «поход» они готовы были платить не менее пятидесяти долларов!..
Спустя год после моего первого спуска под землю товарищ снова предложил составить ему кампанию на очередные выходные. Поколебавшись немного, я согласился (воспоминания о «дебюте» к тому времени уже достаточно притупились, да и спорить не особо хотелось).
Вместе с его несколькими новыми знакомыми мы сначала долго ехали на электричке, затем еще километров двенадцать шли пешком, пока не натолкнулись на какие-то развалины то ли крепости, то ли замка… Обойдя все это полуразрушенное и заросшее бурьяном безобразие, мои сопровождающие стали что-то усиленно искать в земле. (Честно говоря, я уже было засомневался, есть ли у этих развалин, представляющих собой несколько почти разрушенных стен, хоть какое-то подземелье.) Наконец, они взяли лопаты и стали копать. Примерно на глубине метра лопаты наткнулись на толстые, но почти полностью сгнившие доски, которые скрывали глубокий проем. Бросив туда несколько горящих факелов и убедившись, что они горят довольно ровно, мы начали туда спускаться…
Когда спустился последний участник нашей группы (одного, естественно, мы оставили наверху — на всякий случай), в глубине этих «катакомб» раздались такие душераздирающие стоны, что у всех присутствующих, независимо от опыта и нервной системы, начали трястись руки. И через секунду — мертвая тишина, которая на тот момент показалась всем еще более пугающей, чем эти стоны. Но поскольку отступать никто не собирался, мы, немного постояв, двинулись дальше. Включив мощные фонари и оглядевшись, мы поняли, что находимся в середине какого-то подземного зала, купол которого находился где-то метрах в пятнадцати над нами. Из всех углов помещения доносились возня и копошение — тут, как и во всех заброшенных подземельях, было огромное количество крыс. Выбрав направление и вооружившись «пневматикой», мы двинулись вперед. Каково же было разочарование всей группы, когда, минут двадцать спустя, мы оказались в тупике. Простучав стену и убедившись, что за ней не пустота, а огромная толща земли, нам пришлось вернуться обратно. Но, едва впереди показался выход в большую комнату, как снова раздались душераздирающие стенания, от которых у нас зашевелились волосы! Побродив по залу, мы нашли еще два коридора, входы в которые были серьезно завалены хламом. Через несколько часов работы лопатой и ломом, когда очистился один из коридоров, мы, наконец, смогли двинуться далее… (Вопли, конечно, продолжались, но мы уже так не вздрагивали, как сначала.)
Первые метров пятьсот мы прошли достаточно быстро. Затем свод коридора стал ниже практически на целый метр, при этом создавалось такое впечатление, что его построили специально для карликов, или же те его строили сами — высота потолка не превышала метра полтора. Ладно бы, если пол был земляным, но он-то был вымощен камнем, наподобие того, что я видел в Москве на Красной площади. И тут мы снова зашли в тупик. Но на этот раз за тонкой кирпичной кладкой раздавался гул пустоты, а значит, мы могли двигаться вперед. И точно, после нескольких ударов молота стена, сложенная «на сухую», поддалась… Заглянув в проем, мы увидели не меньшее по размерам помещение, чем то, с которого началось наше путешествие.
Среди целых полотнищ паутины мы обнаружили каменный саркофаг, вокруг которого находилось множество женских скелетов в одежде времен Ивана Грозного, причем, судя по всему, умерших своей естественной смертью.
Мы, увлеченные изучением своей находки, мало смотрели по сторонам, когда где-то раздался звук осыпающейся земли… Затем раздался треск ломающихся костей, и несколько скелетов, лежащих в дальнем углу помещения, разом рассыпались. Следом, раздалось хрумканье, какое бывает, когда кто-то ест сухари… Лампы, направленные туда, выхватили из темноты двух огромных, размером с овчарку, крыс, которые с аппетитом пожирали мумифицированные останки! Твари, которых мы увидели, в довершение ко всему не имели глаз. Да они им и не нужны были в этой кромешной тьме. Почувствовав, что на них светят, грызуны замерли и стали принюхиваться, медленно направляясь в нашу сторону. Мы же, в свою очередь, сбившись в кучу у саркофага, не знали куда убегать. При этом помещение, и так не отличавшееся чистым воздухом, заполнилось такой жуткой вонью, что почти всех нас стало тошнить. Вдобавок ко всему за нашими спинами, прямо с потолка, вылезло два огромных — толщиной с человеческую руку — дождевых червя. Длиной они были метра по полтора и полностью прозрачные, как будто из парафина, так, что в свете фонарей было видно все их анатомическое строение… А пока мы рассматривали наших новых гостей, крыс стало уже не две, а штук восемь! И все они бросились на нас, немного отступая лишь тогда, когда в морду попадали из «пневматики». Кто-то, облив одну из них керосином для примуса, чиркнул спичкой… От сумасшедшего визга, который раздался вслед за этим, мы едва не сошли с ума! Одновременно вся эта свора, бросившись на жертву, на наших глазах разорвала ее на куски!!! Сообразив, что нас вскоре ждет та же самая участь, мы начали продвигаться к выходу. Но до него мы не дошли. Толстые доски, которыми был покрыт пол в помещении, были прогрызены крысами и проломались под нашим весом… Сколько метров мы пролетели вниз — не помню. Весь полет сопровождался падением каких-то предметов, обломков досок, костей, наших рюкзаков и…огромной кучи сухого песка, который начисто лишал возможности что-либо видеть или слышать. Единственное, что запомнилось очень ярко, так это мысль о том, что я прощался с жизнью…
Когда, наконец, падение прекратилось, мы еще долго плевались и откашливались — пыль-то осела не сразу. Наконец, придя в себя, стали осматриваться. Пересчитались — оказалось, одного не хватает. Зовем — не отвечает. И лишь спустя минут двадцать, где-то очень далеко раздался предсмертный крик нашего товарища… С трудом найдя вещи и заклеив пластырем мелкие царапины, собираемся дальше. Большую часть снаряжения мы, конечно, потеряли. Хорошо, хоть аптечка да сумка с продуктами обнаружились.
Поскольку куда двигаться далее, мы толком-то и не знали, решили посмотреть, как поведет себя зажженная свеча. Однако она просто погасла. Очередные попытки повторить опыт не дали ничего. В итоге мы решили попросту двигаться вперед, выбирая направление чисто интуитивно. Дойдя до одной из ближайших расщелин, мы стали продвигаться по ней, в тайне опасаясь, что наше затянувшееся путешествие может опять закончиться где-нибудь в тупике.
Пройдя, по нашим расчетам, уже около пятисот километров, и находясь в пути уже девятый день (или ночь?), едва стоя на ногах, мы попали в довольно странную пещеру, стены и пол которой были сплошь усеяны светящимися насекомыми величиной с ладонь взрослого человека, которые при ближайшем рассмотрении оказались обыкновенными тараканами… Особенно жутко было переходить эту пещеру по этому живому ковру. Твари не только противно трещали под ногами, когда мы на них наступали, но и сразу облепили нас со всех сторон, да так, что мы сами практически сливались с фоном самой пещеры… И тут кто-то из нас вспомнил, что тараканы не живут далеко от жилища человека. А значит, где-то над нами находится город или селение… Естественно, воспрянув духом от такой новости, мы стали двигаться вперед с утроенными силами. Но ни через час, ни через сутки, мы так и не нашли выхода на поверхность. И, что хуже всего, за это время, мы прошли три или четыре раза по одному и тому же месту.
Продукты к тому времени у нас уже закончились. И мы, вконец изможденные, едва переставляли ноги, поэтому вынуждены были делать каждые несколько часов двадцатиминутную передышку.
Вот и в тот раз мы снова остановились на привал. Решив сделать перерыв побольше, мы забрались на выступ и расслабились… Как уснули — не заметили. Проснулись же мы от страшного грохота над нашими головами. Звуки, которые раздавались откуда-то сверху, знакомы любому, кто хотя бы один раз был в метрополитене. Сообразив, что люди находятся совсем рядом, мы стали лихорадочно метаться по пещере, думая, как привлечь к себе внимание. Кричать в нашей ситуации было бесполезно. Бегая взад-вперед, один из нас забежал за выступ, откуда тотчас вернулся покрытый испариной. «Там…. Доски…» — сказал он. И тогда уже мы все рванули туда. Новость, которую мы только что узнали, вызвала у нас неимоверный прилив сил! Доски мы отрывали голыми руками, ломая ногти и выдергивая гвозди своими зубами! Когда доски были убраны, нашему взору предстал небольшой тоннель современной постройки, из глубины которого раздавались хорошо знакомые звуки метро. Рванув в его глубину и поднявшись по ведущей наверх лестнице, мы услышали, как из громкоговорителя объявляют очередную остановку поезда — станция «Маяковская». К своему ужасу и удивлению, мы поняли, что находимся непосредственно в самой Москве. Открыв перед собой дверь и оказавшись в каком-то техническом помещении, мы увидели человека в рабочей форме… Что было далее, я не помню, поскольку почти сразу потерял сознание…
Пришел в себя я уже в больнице, где и узнал основные подробности. Как оказалось, отсутствовали мы не девять дней, а целых четырнадцать. Мы давно числимся в розыске, а наш «часовой», которого мы оставили сторожить вход в подземелье, спустя сутки привел туда спасателей, которые, не найдя нас, на следующий день просто завалили все коридоры, а на саму яму положили бетонную плиту, сдвинуть которую без помощи автокрана фактически невозможно. Хотя, как это обычно бывает в подобных ситуациях, большого шума по данному поводу никто не поднимал. В больнице мы провели около двух месяцев, причем, двоим из нас, кроме диагноза «крайняя степень истощения», пришлось еще серьезно лечиться от нервного расстройства. Уже после выписки, когда мы стали иногда встречаться, кто-то принес цифровой фотоаппарат. Он хоть и был разбитым, но снимки, сделанные тогда, в нем сохранились отлично, что стало не только документальным свидетельством, что мы видели все это своими глазами, но и подтвердило, что на нашей земле существуют виды животных и насекомых, которые ни разу не описывались наукой… Увидеть их второй раз, тем более, в живую, я не соглашусь ни под каким предлогом и ни за какое вознаграждение. Мне не было еще двадцати двух лет, когда я полностью стал седым…»

7 Комментарии

  1. Блин,тут фильма 4 наверно вместе слеплено на другой лад )))) ну и нафантазировали жн

      Цитировать  Ответить

  2. Точно,4 фильма, не меньше. Туповатых, правда.
    Пройдя за 14 дней около 500 километров, добраться из Кременчуга в Москву — это сильно! А если учесть, что согласно гуглу от Полтавы (а Кременчуг находится в Полтавской обл.) до Москвы 716 км по прямой, то выходит больше чем по 51 км в день. Пешком. Не жравши, и имея в наличии только «керосин для примуса».
    Так хоть бы у аффтара хватило мозга залезть хоть в ту же Вики, да убедиться — в Кременчуге нет метро.
    И не раскрыта главная интрига: что случилось дальше с гражданином Украины, очутившимся в московской больнице без загранпаспорта?
    Короче, по тупизне данный блокбастер легко забивает даже голливудские творения с рейтингом ниже 1,3 по IMDB.

      Цитировать  Ответить

  3. Rupert:
    Точно,4 фильма, не меньше. Туповатых, правда.
    Пройдя за 14 дней около 500 километров, добраться из Кременчуга в Москву — это сильно! А если учесть, что согласно гуглу от Полтавы (а Кременчуг находится в Полтавской обл.) до Москвы 716 км по прямой, то выходит больше чем по 51 км в день. Пешком. Не жравши, и имея в наличии только «керосин для примуса».
    Так хоть бы у аффтара хватило мозга залезть хоть в ту же Вики, да убедиться — в Кременчуге нет метро.
    И не раскрыта главная интрига: что случилось дальше с гражданином Украины, очутившимся в московской больнице без загранпаспорта?
    Короче, по тупизне данный блокбастер легко забивает даже голливудские творения с рейтингом ниже 1,3 по IMDB.

    Для посещения Москвы и России в целом гражданину Украины загранпаспорт не требуется.

      Цитировать  Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *