1

За твоей спиной

Мне было 17 лет. В 11 классе, на последнем году моей учебы, в наш класс перевели новенькую с другой школы. Когда я впервые увидел её, я понял, что влюбился. Думаю, это то, что называют «любовь с первого взгляда». За все школьные годы я никого не любил. Максимум — интересовался парой девчонок. И тут появляется она… Оля.
К моему счастью, нас посадили за одну парту. В порыве нового для меня чувства, я активно проявлял разные знаки внимания… Но тщетно. Возможно она их просто не замечала, но, скорее всего, Оля просто не желала отвечать взаимностью. Я, отчаявшись, принялся тратить на подарки свои сбережённые деньги, которые копил на мопед. Дорогой парфюм, бесчисленные букеты роз — я не жалел расходов, и всё оказалось не напрасно: вскоре Оля призналась, что тоже любит меня. Это состояние просто не описать словами. Кто испытывал подобное, поймут меня. Первая любовь всё-таки…
Окрыленный, я пригласил её в кино, Оля согласилась. И хоть я сильно волновался, поход в кино вышел как нельзя лучше, свидание удалось. Я расслабился, и, провожая её до дома, уже легко и свободно общался с ней… Можно считать, что именно с этого момента со мной начали твориться странные явления.
Ведя непринуждённый разговор, мы и сами не заметили, как дошли до её подъезда. Ольга сообщила мне, что лампочки в подъезде перебиты, а она боится темноты. Под этим нехитрым предлогом она попросила, чтобы я проводил её до квартиры. Я подошёл к лифту, и уже собирался нажать на кнопку, как Оля воскликнула:
— Стой!
Столь испуганный возглас заставил меня вздрогнуть. Я обернулся, изумлено уставившись на неё.
— Что — «стой»? — не понял я.
— Не нажимай на кнопку! — она, схватив меня за рукав, оттащила от лифта.
Ничего не понимая, я поддался на её усилия.
— Да в чём дело? Он не работает, что-ли?
— Да лучше бы не работал, — тяжело дыша, Оля, опасливо косилась на лифт. Я не понимал, что происходит.
— Ты мне объяснишь? — нетерпеливо воскликнул я. — Что не так с этим лифтом?
Оля замялась.
— Я могу сказать, — неуверенно проговорила она. — Только ты смеяться не будешь?
— Постараюсь, — усмехнулся я.
— Всё равно не поверишь, — вздохнула она. — Примерно 3 месяца назад какой-то придурок-сатанист нарисовал в лифте знак. Что он означал, я не знаю. Ниже под знаком была надпись: «Во имя Астароты». Кто этот Астарота, я тоже не знаю… Но после всего этого, все, кто пользовались лифтом, чувствовали себя плохо и видели всякую… чертовщину. Некоторым даже пришлось обращаться к знахарям.
— Ммм… И тебе тоже? — спросил я как бы между прочим. — И стереть этот знак не пытались?..
— Так его стерли. Вот только после этого ничего не прекратилось. Даже хуже. Лифт начал застревать, хотя до этого работал исправно. И свет в нём иногда вырубался, — Олю передёрнуло. — Жуть. А я когда увидела этот знак, так туда больше и не заходила. Я ведь суеверная…
— Вижу, — улыбнулся я. — Раз в него больше не заходила, тогда откуда знаешь, что этот лифт… Эм… Зловещий?
— Так соседи говорят!
— Ну, много чего говорят…
— Говорила ведь, что не поверишь, — вздохнула Оля. — Но всё равно обещай, что не зайдёшь в него. Ладно?..
— Ладно, как скажешь… — Я на прощание помахал рукой, вышел из подъезда, и направился домой. В голове вертелись мысли о том, где бы достать деньги — все свои сбережения уже спустил на подарки и цветы. Тайна этого лифта меня тогда совершенно не интересовала…
На следующий день я встал с утра пораньше. Мысль о том, что я встречаюсь с девушкой, которую люблю, взбодрила лучше любого кофе. Оля позвонила мне, и попросила зайти за ней.
«Первая позвонила», — с удовольствием отметил я, и ответил, что зайду через 10 минут.
Зная, что Оля ценит пунктуальность, я постарался уложиться в обещанное время. Через 10 минут я уже подходил к подъезду. Забегая в лифт, моя голова была наполнена совершенно иными мыслями… Большая ошибка.
Я нажал на четвёртый этаж. Лифт резко, со скрипом, тронулся с места к назначенному пункту. Свет опасливо мерцал. Я взглянул на наручные часы, с удовольствием отметив, что почти не опаздываю.
Второй этаж, третий…
Лифт с диким скрежетом, остановился, резко подавшись вниз на метр; потеряв равновесие, я упал на колени.
Я в шоке вскочил, лихорадочно тыкая на все кнопки подряд. В голове сразу всплыли воспоминания вчерашнего разговора. А что, если правда?.. Скептицизм в такой ситуации отпадает сам собой…
Лифт никак не реагировал. Во мне вскипела злость, я в ярости принялся долбить дверь ногой.
Вдруг я ощутил неестественный холод. У меня, в буквальном смысле, окоченели руки.
«Наверно, самовнушение, — в отчаянии подумал я. — Или отопление вырубили… Ну мало ли…».
Мне никак не хотелось признавать, что здесь, рядом со мной, возможно обитает некая сверхъестественная сущность.
Лампа, тускло освещая лифт мигающим светом, вырубилась окончательно. Страх обратился в панику, сердце гулко отбивало такт об грудную клетку. С той стороны, по лестнице послышались шаги. Не помня себя, я принялся долбить дверь кулаками и звать его. Ответа не последовало. Я прислушался: шаги стихли. Может быть, показалось? Во всяком случае, мои безумные мольбы о помощи он явно услышал бы.
Тут произошло сразу несколько вещей: в затылок ударило дыхание, рядом послышался шёпот, а на плечо легла рука.
Ужас парализовал меня, в глазах потемнело, а между тем шёпот продолжал мне вещать на неизвестном языке что-то непонятное, но явно угрожающего характера.
Мой рассудок помутнел, голова закружилась. Уже находясь на грани обморока, я заметил, как открываются двери. Шатаясь, я вышел из лифта. Плохо понимая что делаю, я постучал в дверь Ольги, через пару мгновений она распахнулась. Оля в шоке на меня уставилась. Сейчас мне понятно, что её тогда испугало: перед ней предстал бледный, с выпученными от пережитого ужаса глазами, покрытый холодным потом, перепуганный мальчуган.
— Что случилось? — потребовала Оля, заводя меня в квартиру.
Заикаясь, я прошептал, что-то насчёт аварии.
— Боже, да ты бледный как смерть! — заголосила Оля. — Давай я заварю чай, раздевайся, проходи!
Она побежала на кухню. Я нагнулся, и деревянными руками попытался развязать шнурки.
— Может позвонить в скорую? — крикнула Оля с кухни.
Меня било в лихорадке, я что-то невнятно промямлил в ответ. Краем глаза я заметил движение, взгляд тут же проследовал за ним. Я не двигался с места, но двигалась моя тень. Медленно, но уверенно, в сторону кухни. Очертания тени сейчас не напоминало моё телосложение. Больше всего она походила на горбатого старика, в длинной рубахе, висевшей на худощавом теле.
Всё это я успел разглядеть за долю секунды — в следующее мгновение я уже мчался вниз по лестнице, ничего не соображая, а вслед мне что-то кричала Оля. Через некоторое время я выскочил из подъезда, и, тяжело дыша, перешёл на ходьбу. Звонил мобильный. Возможно, это была Оля, но я просто не отвечал.
После всего, что случилось, всё вокруг воспринималось как-то нереально, я шёл, как в тумане, рассудок покинул меня. Дикий страх мешал воспроизвести в голове цепочку событий, произошедших со мной. Я просто шёл вперёд, как можно дальше, от этого проклятого места. Прохожие, подозрительно на меня косясь (мой внешний вид скорее всего напоминал наркомана), обходили меня стороной. Я подошёл к пешеходному переходу, и стал ждать зелёного на светофоре. Внезапно я почувствовал толчок в спину, и, полетев вперёд, грохнулся на асфальт. Машина справа, резко затормозив, чуть не раздавила меня. Вытерев разбитую губу, я в шоке оглянулся назад, но никого там не увидел. Никого. Это меня дико удивило бы вчера, но никак не сегодня. Не обращая внимания на яростные вопли водителя, я встал и направился далее. Пошатываясь, я кое-как добрался домой, где наплёл родителям об аварии. Смысла говорить правду не было — таких атеистов, как моих родителей, надо ещё поискать. Тем более я надеялся, что в этот день всё и закончится. Но этим дело не ограничилось… Я понял это, когда увидел эту тень у себя дома. Свою тень, но и не мою — вновь этот горбатый силуэт. Теперь он почти всегда сопровождал меня, однако его почему-то видел только я.
Мне казалось, что я сойду с ума… Я постоянно чувствовал его присутствие. Я боялся засыпать. А когда засыпал, ощущал, как оно ложится рядом. Что ему было нужно, я в точности не знал, но догадаться было не трудно — с каждым днём я чувствовал себя всё хуже. По ночам мучили кошмары, в которых меня изводило существо, напоминающее горбатого демона. Кроме того, в голову начали лезть несуразные мысли, причем странным образом… Словно некто мне их навязывал. Этот шёпот, внутри головы, заставил меня совершить ужасное — нецензурно послать родную бабушку. После этого у неё начались проблемы с сердцем, что сильно встревожило родителей. Их «серьёзный» разговор со мной ни к чему не привёл — я разругался и с ними. Затем с Олей.
Я не понимал, что со мной происходило, эта тварь управляла мной, словно марионеткой. Я был в западне. Впервые за всю жизнь в голове промелькнули мысли о суициде. Да и мои ли это мысли были?..
Помощь пришла с совсем неожиданной для меня стороны. Я стоял на остановке и ждал автобус. Несмотря на то, что посещение школы было моим собственным решением (родители не хотели меня отпускать, ссылаясь на мой болезненный вид), я не видел в этом никакого смысла — чувствовал я себя ужасно. Но в школе я отсутствовал уже две недели, причём без уважительной причины, ведь врачи мне так и не дали однозначного диагноза. Так что это было необходимым.
В ожидании автобуса, я поймал себя на мысли, что мне страшно оставаться одному. В прошлый раз меня эта тварь толкнула под машину. А вдруг случится то же самое, когда приедет автобус? Но через пару мгновений я понял, что не один. Почувствовав на себе пристальный взгляд, я обернулся, и увидел старушку. Она уставилась на моё лицо. Несмотря на её махонький вид и небольшой рост, в этой старушке ощущалась некая сила. Я нутром почувствовал, что к ней надо подойти. Это было очень странно — меня словно магнитом потянуло к ней.
— Здрасти.., — приблизившись, пробормотал я.
Она окинула меня взглядом. Пожевав язык, бабуля ответила:
— Ну здравствуй, молодой человек. Часто делаешь наперекор другим, или просто память плохая?
— Что? — недоуменно спросил я.
— Зачем недоброе место топтал? Зашёл на местность проклятую?
— Но… Откуда вы знаете?! — поразился я.
— Потому что Бог дал мне знать, — промолвила она. — Я много чего знаю. Вот ты, юноша, демона словил, причём древнего. Очень сильный, могучий. Он и сейчас здесь, за твоей спиной, — она перевела взгляд над моим плечом. — И ему не нравится то, что я с тобой разговариваю. Но тебе я помочь хочу. Тебя Астарот испортил, но сам ты человек хороший, я это вижу.
Не знаю почему, но я верил каждому слову. Сам вид, взгляд и голос этой бабули внушал безграничное доверие.
— Кто такой Астарота? — прошептал я.
— У Сатаны много слуг, бессчётные легионы. Кто ниже чином, кто выше. Астарот — один из самых высокопоставленных демонов и является одним из восьми князей, подчиняющихся четырём верховным духам зла: Люциферу, Левиафану, Сатане, Белиалу. Тебе очень не повезло повстречаться с ним. Пройдёт не так много времени, и ты будешь им одержим.
Меня буквально парализовал ужас. Не помня себя, я начал молить старушку о помощи.
— Да, я помогу тебе, — кивнула она. — Ты ещё чист, не успел толком нагрешить — поэтому подсобить тебе стоит. Ведь только потому, что ты чист духовно, Астарот не овладел тобой полностью… Пока что.
Старушка сунула руку в карман, и вытащила небольшой чёрный ножик. Прислонив его к губам, она начала что-то шептать, почти беззвучно. Затем протянула ножик мне:
— Возьми.
Я взял его и осмотрел. На нём были изображены символы, похожие на квадрат, заключённый в треугольник.
— А для чего он? — я в растерянности уставился на старушку. — Что мне с ним делать?
— А как обычно демон проявляет себя?
— Ну, я его вижу в образе горбатой тени, — всё ещё не понимая, ответил я. — И причём тень эта моя.
— Ну так слушай: в следующий раз, когда демон проявит себя, порази его этим ножом. И сделай это так, чтобы тень от ножа как-бы пронзила тень демона. После этого он сгинет, и вернётся туда, откуда пришёл.
Я принялся осыпать её благодарностями.
— Не нужно меня благодарить. Сегодня забудь про школу и ступай домой. Ну, беги.
Я ринулся домой. Как оказалось, отец с матерью уже уехали домой. Этого я совсем не ожидал, и мне стало страшно от того, что мне придётся остаться с демоном один на один. Да и ещё попытаться изгнать его…
Я сел на диван, напряженно поглядывая по сторонам. Полная тишина. Нервы напряжены до предела.
И тут явился он. Я не мог его увидеть, но необъяснимо ощутил его присутствие. И я чувствовал, что он очень зол. Он в ярости.
Я, дрожа, встал с дивана и глянул на свою тень. Она начала меняться. Сначала выделился горб. Затем изменилась сама фигура, которая, наконец, приобрела очертания худого горбатого урода. Я покрепче сжал нож. В голове появился голос, что-то быстро нашептывая. Я старался его не слушать, и подстроил, чтобы свет от лампы падал на нож так, будто его тень находилась в нескольких сантиметрах от теневого демона. И затем я нанёс удар тенью ножа по Астароту.
В голове раздался дикий визг, напоминающий скрежет, я почувствовал лёгкое дуновение, а затем необычайную легкость в груди и огромную радость. Я взглянул на нож. На нём остались капельки чёрной крови…
Насколько мне известно, жители того дома до сих пор избегают пользоваться этим проклятым лифтом. Демон, обитающий там, так и останется узником. Никто не знает, как ему даровать свободу, да и не хотят знать. В моей жизни всё снова встало на свои места. Я перестал болеть и помирился с Олей, попросил прощения у бабушки и извинился перед родителями. Всё было хорошо. Правда, некоторое всё же изменилось…
До этих событий к мистике я относился крайне скептически.
Я никогда не являлся атеистом, и верил в Бога, но отрицал мистику, предпочитая быть реалистом. Но после всего, что произошло… Эти события заставили меня посмотреть на окружающий мир иначе. В нём ещё так много непознанного…

Один комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *