4

Армейская история про оборотней

В 11-м классе у нас появился новый учитель ДПЮ (допризывная подготовка юношей). Дядя очень серьёзный, строгий, шуток не любит, говорит коротко и по делу, побывал в горячих точках, были ранения, солдат, одним словом. Не все его любили, но дело своё он знал хорошо, да и собеседник он был весьма интересный, на мой взгляд. Бывало, мы спрашивали его на уроках, мол, Степан Владимирович, расскажите о войне, это страшно? А вы убивали людей? А тяжело на курок нажать? И т.п. Он рассказывал, хотя на многие вопросы он явно не желал отвечать.

Однажды он поведал нам жуткую историю. Скажу сразу, я не знаю, правда это или нет, был ли он очевидцем или просто слышал байки сослуживцев, но гораздо позже я натыкался на свидетельства очевидцев, которые могли подтвердить эту жуть.

Дело было в Афганистане. Его рота базировалась в укреплённом лагере, хорошо защищённом со всех сторон, стратегически важная позиция, которую весьма непросто было отбить. В ста метрах от неё начинался труднопроходимый, огромных размеров лес. Между лесом и лагерем лежала зелёная поляна, которая хорошо простреливалась и освещалась прожекторами.

Однажды ночью Степана Владимировича разбудил сигнал боевой тревоги, все заняли боевые посты, начался бой, повсюду гремело и полыхало, и немало солдат полегло с одной и другой стороны. Афганцы наступали со стороны леса, настроены были решительно, но в итоге понесли тяжёлые потери и вынуждены были отступить. Всё стихло. В лагере, понятное дело, команды «отбой» не было, все бегали и суетились до самого утра, но преследовать врага также приказа не поступило.

Наутро было решено убрать трупы с поляны. И вот под утро, едва начало светать, в лагере опять началась какая-то суета. Но тихая, негласная и едва заметная, солдаты шептались о чём-то в полголоса, прозвучал одиночный выстрел, наш будущий ДПЮшник пошёл наверх глянуть, в чём дело. Сначала он не понял, что ему открылось, но постепенно понимание росло, а взглянув в бинокль, у него волосы встали дыбом.

По поляне у самой опушки рыскали существа, чем-то отдалённо напоминающие человека, но огромные, два с половиной метра роста и, как показалось, покрытые шерстью, двигались очень быстро. Они копошились рядом с трупами, было сложно рассмотреть, кто это и что они делают, когда прожектор наводили на одного из них, чтобы нормально осветить, он тут же куда-то ускользал из поля видимости. Это выглядело очень зловеще. Все, кто это видел, не могли рта раскрыть от жуткого изумления, ведь было ясно, что это не люди и не животные, известные нам, во всяком случае.

Прозвучал ещё один выстрел, и снайпер попал в одного из них, оно упало на траву. Как оказалось, он подстрелил насмерть уже второго, но эти существа как будто особой опасности не ощущали и продолжали шарить по поляне. Они удалились в лес ещё до того, как встало солнце.

Утром начали обследовать поляну, и солдат ждало крайне неприятное, ужасающее зрелище. Трупы многих афганцев были изувечены, порваны на части и объедены этими зверями, очевидно, они были колоссальной силы. Это было месиво из человеческих останков, всюду лежали части тел и кишки. Многие трупы были объедены в районе живота, можно сказать, вывернуты наизнанку. Все были в шоке. Казалось бы, солдаты многое повидавшие, но к такому явно никто не был готов.

Двух подстреленных из снайперской винтовки не обнаружили, они исчезли, их не нашли.

Разумеется, всё это пришлось убирать, ибо могли пожаловать другие обыкновенные лесные обитатели, а на поляне сигнальные ракеты и растяжки, могла подняться ложная тревога. Командование строго запретило кому-нибудь рассказывать об этом, в роте разговоры на эту тему были запрещены. С некоторыми были проведены профилактические беседы. В итоге тех, кто был свидетелем, заставили поверить, что это были обычные звери и в прочую чепуху. Но солдаты всё равно шептались, были и такие, кто уже слышал нечто подобное, называли их оборотнями, но до сей поры считали их вымыслом.

Степан Владимирович, вернувшись из армии, ещё долгое время никому об этом не говорил, да и кто в это поверит? И неприятно было это вспоминать, к тому же даже на гражданке за раскрытие секретов боевой операции высока вероятность попасть под статью. Уже потом, когда распалось СССР, говорить об этом можно было не опасаясь. Пару раз он виделся с сослуживцами, которые не забыли той ночи. Эта история повлияла на всех, кто был в тот день рядом с ним.

Автор: Марк

4 Комментарии

  1. Однако… жуткая история… На войне эти твари могут действовать открыто, так как люди заняты другим…

      Цитировать  Ответить

  2. Бред полный.Вы хоть элементарно географию в школе учили?Где Вы видели в Афгане леса,а? Там горы и пустыни…Ну написали б хоть что в Чечне…

      Цитировать  Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *