8

Дача на болоте

Из рассказа бабушкиной знакомой.

Тетя Нина продала свою квартиру и переехала жить к детям в город. С моей бабушкой они встретились в городской больнице и тетя Нина рассказала, что ей скучно все лето сидеть в городе, тянет на природу, поэтому она купила себе дачу. Покупка была очень удачной. Дача представляла собой маленький, но очень ладный домик с ухоженным участком, добираться тоже было очень удобно на электричке. Продали быстро и очень дешево. Купила она дачу осенью, зимой там практически не бывала, а весной решила перебраться туда на все лето. Планы были грандиозные.

В следующий раз они встретились через месяц. Бабушка сразу начала расспрашивать про дачу: какие цветы выращивает тетя Нина, не скучно ли одной живется и т.д. Но сразу стало понятно, что особой радости эта тема тете Нине не доставляет. Выяснилось, что дачу она выставила на продажу. На вопрос: почему? — тетя Нина отвечала уклончиво, но потом все же решилась рассказать. Далее с ее слов:

Bроде старческим маразмом не страдаю, да и в чертовщину всякую в жизни не верила а тут… по-другому-то и не назвать. Переехала на дачу, первая ночь: шорохи и стуки по всему дому, ну думаю: понятно — мыши. Уже составила план, как буду бороться с этой напастью. Вдруг стук в окно… Встаю, отодвигаю занавеску — никого. Ранняя весна, дачников мало, выйти посмотреть не решилась. Весь следующий день провела за борьбой с грызунами, хотя никаких видимых признаков их наличия так и не обнаружила. На всякий случай расставила мышеловки, раскидала отраву. Следующая ночь — все то же самое. Шум стал даже сильнее, пару раз стучали в окно, взяла кочергу, вышла на улицу — никого. И так каждую ночь. Стук в окно стал повторяться все чаще, как-то раз на стекле остался след мокрой детской ладошки, еще пару раз находила болотный мох на крыльце и под окном. Дачи построены на месте старых болот, поэтому подобная растительность не была редкостью.

Звонила сыну, он посоветовал обратиться к участковому, чтобы тот разобрался с этими хулиганами. Участковый ничуть не удивился, когда его вызвали на этот адрес, но доходчиво объяснил, что сидеть по ночам в засаде он не будет. Работу с соседями проведет, как только что-то выяснит — даст знать. Время шло, а ситуация не менялась, спать приходилось днем. Так прошла неделя. Постепенно стали подтягиваться другие дачники и за разговором, выяснилось, что никого, кроме меня эти хулиганы не беспокоят. Женщина с соседнего участка, лишь с сочувствием посмотрела и заявила, что дом нечистый.

Окончательно напугала ситуация с погребом. Заготовок еще не было, и в погребе я была всего раз — открывала для просушки и осматривала полки. Достаточно тяжелая дверь погреба выходила на кухню и была прикрыта ковриком. Другого входа в погреб не было. В эту ночь пыталась уснуть, не обращая внимание на привычные шорохи, но тут внимание переключилось на отчетливый стук в дверь погреба изнутри. Затем дверь погреба начала тихонько приподниматься, собирая половик в кучу. В дом пахнуло какой-то сыростью, послышались хлюпающие звуки. Выйдя из оцепенения, я выскочила из дома в чем была и побежала к соседке. В дом вернулась только утром. Дверь погреба была полностью открыта, пол заляпан какой-то тиной, кое где попадался болотный мох. Из вещей ничего не пропало. В этот же вечер уехала обратно в город.

Если в данном случае пытаться рассуждать логически, то все события действительно можно списать на обычных хулиганов, а случай с погребом — на очень очень крупную ондатру, которая смогла полностью открыть дверь погреба.

Автор: Юлия Рысь

Источник: https://4stor.ru/histori-for-life/107538-dacha-na-bolote.html

8 Комментарии

  1. Батюшка тут не поможет. Это болотная нежить, она древней христианства, её ещё древние египтяне боялись. В местечке Смарде под Ригой, на торфяниках, я несколько раз видела следы босых детских ножек, выходящие ИЗ трясины. Это нечто питается страхом, а если уж кого не взлюбит — ничего не поможет. Хотя, может человеку и помочь… Меня один раз спасло.

      Цитировать  Ответить

  2. Конечно, древние египтяне знали, что такое болото! Дельта Нила и область вокруг неё, то место, где находится сейчас Суэцкий канал — это всё болотные области. В гробницах масса рисунков со сценами охоты на болотную дичь. Кстати, и Палестина была аж до 1950х годов печально известна малярийными болотами.
    Дарья,

      Цитировать  Ответить

  3. С болотной нежитью я имела дело дважды лет 30 назад на торфяниках, когда мы поехали с мужем на рыбалку с ночёвкой. Это было под Ригой в местечке Смарде. Сейчас там уже пару лет как положены дорожки, сделано что-то вроде природного парка, народ гуляет, а тогда это было очень глухое место, почти полтора часа от Риги электричкой, а потом ещё несколько километров пешком — сначала через лес, а потом начинались бывшие торфяные карьеры. Это не совсем болото, скорее торфяники, где растут чахлые деревца, морошка и какого-то невероятного цвета мох — ядовито оранжевый с ядовито зелёным — никогда и нигде больше подобного не видела.
    По дороге — один-единственный хутор, больше на километры вокруг жилья нет. В лесу, бывало, и машины угнаные перекрашивали, и с должниками «по душам» беседовали, а на торфяниках только рыбаки, и то очень редко бывали. До войны там добывали торф. В Латвии, где ресурсов нет, это было отличное и дёшевое топливо. Вырезали прямоугольники где-то 30х10 метров и выбирали торф. Между отдельными ямами оставляли перемычки шириной пару метров. Ям этих было много, а чуть дальше — настоящее торфяное болото с топкими местами, с лужами стоячей воды. После войны торф больше не добывали, эти прямоугольные ямы заполнились до самого края водой. Где-то метр вода, а глубже — торфяная жижа, шест трехметровый легко уходил в неё до конца. Откуда там взялась рыба — не знаю, но щуки ловились сказочные. И самый берег — тоже мокрый, консистенции каши, торф — кошку не выдержит.
    После работы приехали туда на электричке, поставили палатку около деревьев, где посуше, летом темнеет поздно, но уже темнело. В темноте не порыбачишь — свалиться в жидкий торф — поминай как звали. Решили лечь спать, на рассвете ловить. И тут начало скрести по стенам палатки. То по дереву стучит прямо как дятел, только вот спят дятлы ночью, то как когтями по стенке палатки скребет, легонько так, то с одной стороны, то с другой. То будто чмокает кто, то вздыхает, тяжело так. Мы несколько раз выскакивали, фонарём вокруг светили — нет никого, и спрятаться там негде — ни бугорка, ни кустов.
    А утром пошли к воде — а на жидком торфе, который и утку-то не выдержит — следы босых ножек, детские следы, ребёнка лет пяти, выходящие ИЗ трясины. И ведь должны следы были расплыться, а эти чёткие такие, будто не на торфе мокром, а на гипсе. Испугались мы, конечно, но ездили туда ещё не раз, но никогда больше с ночёвкой.
    А второй случай был пару лет спустя: любимый муж меня предал, я была настолько в отчаянии, что решила утопиться в одном из торфяных карьеров. Сейчас я, конечно, понимаю, как это было глупо, но тогда это казалось мне единственным выходом. Я поехала специально на последней электричке, чтобы никого не встретить по дороге, никого, кто мог бы мне помешать. А уж выбраться из трясины у меня при всем желании шансов не будет. Поздняя осень, темнота, холод, луна немного освещает дорогу. Я вышла к торфяникам и вдруг прямо ниоткуда на меня выбежала громадная чёрная собака. Она была похожа на сгусток темноты, чернее темноты, а по контуру как бы золотистые иголочки и лунного цвета глаза. Встреть я дикого зверя, бандитов с ножом — я бы в моем тогдашнем состоянии обрадовалась. Но такое… Я потеряла сознание. Когда я очнулась, около меня стояла женщина. По одежде и фигуре я подумала, что это местная крестьянка. Лицо её я не видела, только ярко оранжевый платок и зелёное пальто. Она сказала:»Иди отсюда. Мы тебя не хотим.» Я не слышала голос, слова как бы ударяли меня прямо в мозг. Я поднялась и как автомат пошла обратно на станцию. Почему-то почти сразу подошёл поезд, хотя последняя электричка должна была уйти несколько часов назад. И только утром я в ужасе поняла, что никаких крестьянок осенней ночью на торфяниках быть не может и увидеть яркие краски её одежды при слабом свете луны я, конечно же, не могла. Яркий оранжевый и яркий зелёный — как цвет мха на болотах.
    Больше я в тех местах никогда не была…

      Цитировать  Ответить

  4. Марфа,

    Какая колоритная, атмосферная история! Благодарю Вас. Будто побывала там, на торфяниках, вместе с вами.
    Недаром говорят:» Земля не принимает». А здесь болото не приняло.
    Все под Богом ходим, ему виднее.

      Цитировать  Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *