18

Есть ли на свете колдовство?

Меня с детства, как и всех, интересовал вопрос – есть ли на свете колдовство? И существуют ли ведьмы? Я с замиранием сердца слушала всякие мистические истории, обожала первый фильм «Вий», зачитывалась Гоголем – «Вечера на хуторе близ Диканьки», и прочей мистикой. Но была почти уверенна, что всё это выдумки. Почти, не потому что сомневалась, а потому что, всё ж, оставляла в душе место сказке. Это ведь так здорово – встретиться с настоящей ведьмой, поверить во всю эту чертовщину всерьёз! И сказать: «Всё же есть на свете необычное!»

И такое действительно случилось. Правда, произошло это уже в довольно приличном возрасте, когда осталось позади увлечение творчеством Гоголя. И ведьмой оказалась не какая-нибудь полусумасшедшая соседка, а моя собственная золовка, Татьяна, сестра мужа. Да и их бабушка тоже. И это всё правда.

Мы с моим будущим мужем Фёдором учились тогда в институте. Перед свадьбой он повёл меня знакомить со своей бабушкой. Шутливо сказал, что если баба Луша не даст своего согласия, то и свадьбы не будет. Меня это заявление удивило – я-то считала, что главное в данном мероприятии это моё согласие. Но баба Луша оказалась милой старушкой во фланелевом халате и белом платочке. Она обняла меня, усадила за стол. И мы попили чаю с её чудесными пирогами, мило болтая. Она всё время улыбалась, ласково поглядывая на меня блеклыми голубыми глазами. А когда мы уходили, сказала Фёдору: «Хорошую девушку ты выбрал, внучёк. Только помни, о чём я тебе говорила! Не позорь наш род!». Я потом у него выпытывала – о чём это ему говорила баба Луша? Но он тогда не признался. Истина открылась позже. Как водится, у мужа от жены не бывает секретов. Постепенно и он мне всё рассказал.

Оказывается, его бабушка была настоящей знахаркой да ещё и ясновидящей. Хотя она и была очень верующей, а в юности даже пела в церковном хоре. Мало того – она была дочерью репрессированного в сталинские времена священника, сгинувшего в лагерях. Да и знахарством баба Луша занималась лишь по жестокой необходимости – сердце ж не камень. Она бралась только за безнадёжных детей, с чьей болезнью традиционная медицина не справилась. И лечила такие страшные заболевания, как: краснуха (корь), желтуха (гепатит), сибирка (сибирская язва), родимчик (эпилепсия), рожа и волчанка. Короче – неизлечимые, смертельные в то время болезни.

В том числе, бабушка Луша вылечила однажды от сибирки и Фёдора. Ему было лет девять, когда у него стал нарывать палец на руке. Врачи сельской больницы, поставив страшный диагноз – сибирская язва, отправили его домой умирать. Боялись, что у них инфекция распространится. Он рассказывал, как мать, услышав про сибирку, страшно заголосила. А баба Луша погладила его по голове и сказала, чтобы он ничего не боялся. Она его вылечит. Она поселила Фёдора в летней кухоньке, отгородив простынёй угол, где он лежал в забытьи с температурой. К нему заходила только бабушка – давала ему пить отвары, чем-то обмывала и присыпала язву, что-то шепча над его распухшей до безобразия рукой. И вскоре нарыв стал спадать, а через неделю он был здоров. На месте страшной язвы даже шрама не осталось.

«Так что же тебе баба Луша говорила?» – уже с особым интересом выпытывала я у мужа. И он раскололся. «Это было давно, когда я учился в девятом классе, – сказал он. – Парень я был видный, с девчонками рано начал крутить – свидания, танцы там, кино. Ей это сильно не понравилось. Однажды она посадила меня на стул и сказала: «Хочу в твоё будущее заглянуть. Хоть это и грех, но один раз можно». Положила мне руку на макушку, закрыла глаза, постояла, а потом оттолкнула меня и сказала: «О, горе! Двоежёнец! В нашем роду таких не было!». «Я не двоежёнец! С чего вы взяли?» – закричал он. «Вот и хорошо! – сказала баба Луша. – Надо свою семью ценить! Тогда и счастье будет. Понял?». «Ты ей понравилась», – сказал он.

С бабой Лушей мы, действительно, были дружны. Она частенько приглашала нас в гости и всегда пекла для нас свои замечательные пирожки, хотя ей уже было далеко за восемьдесят. И выходит, она всегда знала, что я – лишь первая жена её внука? Но ведь такого быть не может! Наш брак был просто идеальным и всегда вызывал зависть у окружающих. Ошиблась бабуля – решила я. Да и, честно говоря, наша баба Луша вовсе не выглядела мистической ведуньей. Ну, умеет она травами лечить. Талант такой у неё. А шептание, наверное, для виду. Чтобы выздоравливали быстрее, поверив в чудо и в древние заклятья.

Окончив институт, мы уехали по направлению в отдалённую от Краснодара область. И, как это ни грустно, баба Луша умерла в наше отсутствие. Вернулись мы через три года. Сходили к ней на могилку, дома помянули старушку пирожками. Уж какими смогли – куда нам до её шедевров.
Вот тогда-то моя золовка Таня и поделилась со мной неожиданной новостью. «Знаешь, – сказала она, – я ведь теперь тоже знахаркой стала». Я оглядела её – молодую, цветущую, в гламурном костюмчике, с ярким макияжем на лице – и воскликнула: «Ты шутишь?». «Ничуть, – вздохнула она. – Баба Луша перед смертью мне свой дар передала». «И как это было? «Чёрную магию» тебе подарила?» – не верилось мне. «Да очень просто было – сунула мне в руку жёлтую бумажку и сказала: «Эти молитвы помогают тяжёлые болезни лечить. Возьми, пригодятся». Я и взяла, дура. Почитала потом – какие-то каракули. Представляешь, ещё с «ять» даже!». «И что в них написано?» «Так, ерунда какая-то: по две строчки заговоры – от родимчика, от язвы и ещё от чего-то. Да и написано неразборчиво». «Интересно, – удивилась я. – И что, действительно помогают?». «Откуда ж мне знать? – с досадой сказала Татьяна. – Я даже не помню, куда ту бумажку дела. Выбросила, наверное, за похоронной суетой». «Жаль, – заметила я, – было б интересно взглянуть». «А мне-то как жаль! – отозвалась Татьяна. – Ведь я теперь покою не знаю. Бабуля то и дело ко мне во снах приходит и требует, чтобы я знахарское ремесло не бросала. А как? Объявление в газете дать, что ли? Так я ж ничего не умею! Начнут требовать привороты-отвороты. Тьфу!». «Ну, коли ты этим не занимаешься, какая ж ты знахарка? Выкинь из головы!» – успокоила я её.

А сама удивилась, что байки о передаче способностей перед смертью ведуньи – не выдумка. И ещё более меня удивило, что такое благое дело, как лечение детей, тоже, оказывается, является колдовством. Колдовки, по моим представлениям, должны быть злые, угрюмые, нелюдимые. С метлой наперевес и вороной на плече. Да и знания их таятся не в каракулях от руки, а в толстых чёрных книгах. И, наверное, я ошибалась.

Короче говоря, вскоре я поняла, что моя золовка Танюша действительно приобрела какие-то сверхспособности.
Во-первых, всякое враньё она стала видеть на «раз». Ни муж, ни дети, ни чужие люди, ни даже цыгане не могли её вокруг пальца обвести. Я не раз в этом убеждалась. Игорёк, её муж, тоже это понял и вскоре вынужден был свои шашни с бесчисленными подружками свести на нет. Потому что Татьяна легко их разоблачала. Да и с выпивкой ему пришлось завязать, хоть и не полностью. Но он стабильно лишался своих заначек и захоронок спиртного. Татьяна пресекала и его забеги к друзьям-собутыльникам под видом: сверхурочной работы и навещания болящих сотрудников. Она являлась к месту событий в самый ответственный момент – розлива спиртного, поднимая шум и разгоняя тёплую компанию. Как будто нюхом чуяла. Друзья-собутыльники Игорьку прямо так и сказали: «Больше к нам не цепляйся! Весь кайф ломаешь!».

А ещё – с мёртвыми у Тани появилась какая-то мистическая и необъяснимая связь. Необъяснимая – в плане реально подтверждающейся полученной от умерших людей информации. Они предупреждали её – с кем из родни беда будет или кого из близких скоро на тот свет заберут. Мало того, когда её Игорёк от четвёртого инфаркта, наконец-таки, умер, он ей оттуда без затруднений сообщил, где спрятал свою сберкнижку – в уголке полки книжного шкафа. А как же – книжка к книжке, по родству, так сказать. Мы-то думали, он гол как сокол, наш Игорёк, пропивая всё, что в руки попадало. Ан нет, сберёг Танюшке кое-что на чёрный день. И эти деньги её сильно тогда выручили, хоть и сумма оказалась не так уж велика.

Я у Татьяны как-то спросила, мол, как у тебя это получается – общаться с покойниками? Не боишься их? Помнишь ли во сне, что они уже умерли? Она в ответ тяжело вздохнула. Говорит: «Помню. И боюсь их, чего скрывать. Я ведь живой человек. Я уж им прямо говорила – папе, маме, бабушке, свояченице, соседям, знакомым, да всем, кто дорожку ко мне с кладбища проторил: «Чего вы ко мне всё ходите? Идите к другим! Устала я уже от вас»! А они мне в ответ: «Так другие нас не слышат. А у нас вести для них есть. Мы тут скучаем ведь за вами, за живыми, весточку хотим передать, да и помочь вам хотим». Да в чём помощь-то, а? – воскликнула Таня. – Я б хотела жить, как все, – вздохнула она. – Не знать заранее – что с кем будет, да кто помрёт, да какой смертью? Ведь изменить всё равно ничего нельзя. И зачем только я ту бумажку у бабушки взяла?». «Танюш, а как там баба Луша, на том свете? – осторожно спросила я её. – Говорят ведь, что те, кто при жизни ведовством занимался, прямо в ад попадают. Где она сейчас? В каком месте?». Таня пожала плечами. «Никакого ада там нет. Есть места получше – с солнцем, с хорошими домами, с изобилием в одежде и еде, а есть похуже – там лачуги, бедно, скудно. В зависимости от того, каким при жизни человек был – жадным и злым или щедрым и добрым – и удел получает. Но и мёртвые могут там своё место обитания поменять на лучшее. Если мы за них тут молимся и прощаем то зло, которое они нам причинили. Да и там можно по-разному жить. Можно руки опустить, обидеться на весь свет, прозябать. А можно и там другим помогать, облегчать существование, делиться. А ещё – каяться в плохих поступках. Глядишь – и удел посветлее станет. А наша баба Луша в очень хорошем месте». Таня искоса на меня посмотрела и нерешительно замолчала. Но тут я не выдержала и сказала: «Мне она снилась в таком месте, которое я бы назвала раем. И она там прислуживала самому Иисусу Христу! Представляешь? Книгу ему подаёт, разговаривает с ним запросто. Может такое быть?». Таня расслабилась, кивнув мне. «Да, правильно, она там при Господе служит. И за нас всех постоянно Его просит. А то б не знаю, где б мы и были». «Но, Танюш, ведь она не была святой? Мало того – знахаркой была. То есть – нарушала церковный запрет на колдовство». «Там важно только то – добро ты делал людям или зло. И потом, ты ж не знаешь – а баба Луша постоянно молилась за всех. В том числе и за каждого ребёнка, которого вылечила. Потому что это называется – судьбу поменять, вмешаться в промысел Божий. Ребёнок должен был умереть, а из-за неё жив остался. Потому-то она за взрослых и не бралась. Говорила – пусть они за свои грехи сами отвечают. И всегда считала – коли ей Бог дар дал, надо с его помощью добро творить. И денег за свою помощь она никогда не брала, только продукты. Да и те в храм потом относила».
К слову сказать, сама Татьяна отнюдь не стала богомольной с тех пор, как иной мир узнала. Так, иногда заходит в храм – на великие праздники или поставить свечу на канон за усопших. Говорит – не это главное.
Кстати, с моим мужем Фёдором мы, всё ж, разошлись, как баба Луша и предрекала.

Он в большом чине был в одной фирме, когда к ним устроилась новая экономистка, Лена. И она – красавица, умница, коса до пояса – влюбилась в него без памяти. Я её видела как-то на одном корпоративе – глаз с нас не спускала и даже расплакалась почему-то. Вот тогда мой Фёдор и поделился своей служебной интрижкой. Говорит, мол, эта Лена проходу ему не даёт, даже неудобно перед коллегами. И что она сказала ему – ничего, мол, от тебя не надо, живи со своей семьёй, только хочу ребёнка от тебя родить. Я ей посочувствовала ещё тогда: любовь зла. Она не выбирает – со штампом в паспорте её избранник или нет. У нас с Фёдором в то время уже двое детей было, мир да лад, дом – полная чаша. Но когда потом «добрые» люди донесли, что у него с этой Леной всерьёз закрутился роман и, мало того – она ждёт от него ребёнка, я выставила ему чемоданы за порог. Противно стало, что он в глаза мне смотрел, а сам бегал к другой. Уж лучше б сразу ушёл. Потом он всё время назад просился, частенько заезжая детей повидать. Но я считала – треснутую чашку не склеишь. Да и боялась я, что будет так, как баба Луша сказала – станет наш Фёдор двоежёнцем и будет метаться между двумя домами. Пусть уж всё остаётся, как есть. По честному.

Вот так я и выяснила – есть ли на свете колдовство? Есть, не сомневайтесь.

Автор: ИННА

18 Комментарии

  1. Очень интересная история! Автору большое спасибо! Прочитал не отрываясь и с удовольствием!

      Цитировать  Ответить

  2. Да, отличная история! Спасибо! Только баба Луша не колдуньей была, а божьим человеком, такие и видят то, что другим не дано, и лечить могут.

      Цитировать  Ответить

  3. Очень интересная, прямо захватывающая история. Всё не просто в этом мире. Есть ведуньи, делающие добро. Это простые женщины с доброй душой. Но есть злобные ведьмы, которые способны на любую подлость ради выгоды. Обычно эти ведьмы кроме колдовства используют ещё и административный ресурс. Работают такие злыдни чиновницами, депутатами, учителями. врачами. продавцами – поближе к людям. Люди доверчивы, и ведьмы этим пользуются. Бороться с ними могут только сильные специалисты.+5

      Цитировать  Ответить

  4. Лидия,
    “…Работают такие злыдни чиновницами, депутатами, учителями. врачами. продавцами — поближе к людям….”- точно заметили, Инна! Мне даже мужчин жалко стало, это подвиг жить с такой женой.

      Цитировать  Ответить

  5. Лидия,
    “Работают такие злыдни чиновницами, депутатами, учителями. врачами”. Ну, Вы и даёте!!! Учителей и врачей в один ряд с чиновниками поставили! Так идите и поработайте учителем или врачом! СВЯТЫЕ ПРОФЕССИИ, по определению. Хотя, конечно, бывают и исключения – учителя-взяточники и врачи-рвачи. Равно как и чиновницы честные и ответственные!

      Цитировать  Ответить

  6. Я 25 лет работала в школе. Учитель истории. Знаю, о чём пишу. Кроме того, читала статьи учёных на это тему. Много лет собираю народные заговоры. Не будьте наивны. Откройте глаза.

      Цитировать  Ответить

  7. Фёдор- то всё – таки кобелина. И бабушка не помогла . А девки . свиньи . знают ведь . что женат , нет – развести . не будет им счастья. не на этом и не на том свете БОГ ВСЁ ВИДИТ.

      Цитировать  Ответить

  8. Одно не понятно, проживала в нужде, муж умер от четвертого инфаркта, где польза то от её волшебных способностей? Или помогать людям, что бы после смерти прислуживать богу с бабой Лушей.

      Цитировать  Ответить

  9. zutzul,

    Волшебные способности даются не для того, чтобы менять чью-то судьбу, за это наказывают. А помогают такие бабушки тем, кто достоин помощи, не всем подряд. Если видишь, что программа встала и человеку суждено умереть, хоть какие заговоры читай, не поможет. От болезни вылечишь, его машина собьёт, или сосулька на голову прилетит, или ещё что.

      Цитировать  Ответить

  10. Спасибо,автор! Как интересно Вы пишите.Как мудро поступили с неверным мужем.Да,нельзя изменить других,только себя.А колдовство-это ,то что вопреки доброй воле человека.А бабушка Луша, всё же-ясновидящая.

      Цитировать  Ответить

  11. Да, очень хорошая история. Как то по – домашнему написана, буд то с автором вместе на лавочке сидим и слушаем. Хороший Вы, автор человек по всему. Добрый, чистый, сдержанный и недавящий. Грустно, конечно, что Ваши надежды разбились. Но, одной тоже хорошо жить, особенно если дети взрослые и достаток есть. Можно ходить на курсы, можно путешествовать, можно с парашюта прыгнуть или ещё какую мечту детства в жизнь воплотить.

      Цитировать  Ответить

  12. Софья,
    Ну вот откуда же вы узнали для чего они даются? Кто рассказал?
    “Волшебные способности даются не для того, чтобы менять чью-то судьбу, за это наказывают. А помогают такие бабушки тем, кто достоин помощи, не всем подряд.” Как я понял, так как за это наказывают, то помогают бабушки тем, кого сами посчитают достойным.

    “От болезни вылечишь, его машина собьёт, или сосулька на голову прилетит, или ещё что.” Значит судьбу не изменить, тогда смысл наказывать? за попытку? кто палач?

      Цитировать  Ответить

  13. zutzul,

    В этом случае палач сам человек, который не то чтобы неправильно живет, но не по совести. Если мужик накосячил где, браконьер, например, то ему дают болезнь и время подумать над своим поведением, покаяться, и эту болезнь лечить нельзя, целительнице ой как достанется, сама будет отрабатывать. Хотя вам этого не понять, а я с этим работаю. Без разрешения свыше ни одна ведунья лечить не будет. Есть ещё переклад, но это другая история.

      Цитировать  Ответить

  14. Ведунья и Ведьма слова однокоренные. Ведьма – ВЕДающая МАть, ведунья тоже самое, от слова ВЕДАТЬ, т.е. знать. А ВЕДАТЬ от слова ВЕДЫ. Древнеславянские слова, живущие до сих пор в русском языке, но смысл их умышленно перевернули с ног на голову. Например чудесное слово, обозначающее девушку на свадьбе ВЕСТА превратилось в НЕВЕСТА. Противоположное по смыслу. Слово КОЩУНСТВО (означало – почитать предков своих, свой РОД) получило теперь другое значение, поступать и говорить иначе, чем велит христианство. В общем, лишить генетической памяти не могли, когда внедряли чуждую русичам религию (ибо не религия у нас была, а ВЕРА), но смысл слов поменяли наоборот, постепенно внедряя в обиход простых людей. Так мы потеряли и память, и ВЕРУ, и забыли, кем мы были: не рабами божьими, а сынами и внуками богов, предков славян. Эх, наболело. Просто не могла не написать.
    Лидия,

      Цитировать  Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *