0

В этой деревне огни не погашены

Выросла я на Алтае. Детство прошло в лесах, на полях. С раннего возраста брали меня родственники с собою в лес по грибы да по ягоды. Чаще всего по ягоды. В июне собирали мы землянику, в конце июля – чернику, ну а в августе, ближе к сентябрю, — спелую бруснику. Уже к семи годам я хорошо знала окрестные леса, тайные тропки, ягодные кладовые солнца.
Ходили мы не только в ближайший лес, но ещё и ездили на электричке далеко в леса. Есть такие маленькие станции, где даже кассы билетной нет, только маленький перрончик посреди леса. На электричке от нашего дома ехать туда 2,5 часа. Одна из таких станций – «Посёлок Круглый». А почему же он круглый? Одна из версий такова: места эти ягодные, много любителей набрать ягодки находится, но жадничают люди, вывозят ягоды непомерно да порою и топчут полянки, чтобы другим не достались. Да-да, к сожалению, и такое бывает. И вот уже идут на выход из леса, идут-идут, а выйти не могут. Ходят по кругу, и всё тут. Так многие мучились, а некоторые в болота заходили…
Ох и ягодные там места! Загляденье просто. Время словно останавливается там порою. В середине августа можно найти и земляничные полянки, и черничные. (В то время как в других лесах черника с земляникой уже отходят). А уж про бруснику и говорить нечего – очень её много, да такой спелой, крупной, почти как вишня.
Есть место особо ягодное, «Волчий лог» называется. Название говорит само за себя. Да, там действительно водятся волки. Туда со станции идти очень долго, почти полдня. Однажды мой родственник поехал за ягодой в «Круглый». Долго там пробыл, ягоды много набрал. Уже обратно идти, да всё идёт, идёт, даже тропинка знакомая не показывается. И тут по некоторым приметам – болотце, деревья старые, могучие — узнал он «Волчий лог». Значит, не на выход шел он, надо повернуть. Поворачивается и видит – волк стоит. Совсем недалеко, метрах в пяти. Смотрел родственник на волка, волк – на него. А потом зверь так медленно всей грудью повернулся и в лес побежал. Затем родственник почти сразу тропинку нашёл к станции.
А этот случай произошёл со мною в 2008 г., я тогда ещё в школе училась, было это лето перед 9 классом. Поехали мы с тётями в лес по ягоды. Вышли на станции «Посёлок Круглый», далеко решили не углубляться, да только уже почти выбрали ягодку тут другие ягодники. Пошли дальше в лес. Стали встречаться высокие увалы, на них издалека посмотришь, и кажутся они алыми от ягоды. Чуть отдалилась я от родственниц, увлеклась. А ведёрко-то уже почти полно, немного осталось набрать. Иду я по лесу, смотрю, где бы добрать ягодки, вдруг вижу – поляна впереди, да такая большая, краёв не видать. Ну, думаю, должна там ягодка быть. И пошла на поляну. Солнышко уже чуть к закату клонилось, но всё ещё грело ласковыми лучами. Прислонилась я к наклоненному деревцу на краю поляны, греюсь в его лучиках. Кора груба, морщиниста, красна, но так тепла, так солнцем вся прогрета! Смотрю — любопытная ящерка маленькая юркнула из-под старого пня, тоже на солнышко вышла. А небо – синее-синее, даль такая, что больно смотреть!
И тут внимание моё привлекла поляна. Необычайно ровная, круглая. Деревья есть на ней, но только до середины растут, а выше – горелые кончики. А посреди поляны самое толстое дерево, чуть выше остальных, но тоже ополовиненное. И словно тонкие тропки в каком-то узоре между этими деревьями, и все сходятся на главном дереве. Решила я пойти посмотреть, что же там такое. Вступила на поляну, а чувство такое странное, словно я в космос попала. Вот как ещё описать… Трепет, но не страх, и чувство полёта, свободы, и рвётся что-то в груди ввысь, и сердце учащённо забилось. Подошла к этому толстому дереву, и вижу, словно узоры на нём вырезаны, видно нечётко, явно давно это сделано, уже начало мхом порастать. А в голове мысли вроде «капище», «место силы»… Откуда такие мысли. Может, воображение моё такое бурное. Но уходить не хотелось, так хорошо там было, хоть и чуть боязно.
По меняющейся вдали растительности поняла, что недалеко должен быть водоём. Побежала туда, пробираясь сквозь заросли, но трава становилась всё ярче, зеленее. Точно: бежит речушка меж кустарника, да такая манящая, такая чистая. А меня хлебом не корми, дай только поплавать. Да и жарко было, вспотела, так нырнуть захотелось! Сбросила я лишнюю одежду да так в майке и пошла купаться. Благо, что берег позволял к воде спуститься.
Иду я, ногами дно щупаю осторожно, и понимаю, что всё дно усыпано чем-то твёрдым, вроде камней. Глубина не очень большая, нырнула, достала до дна, схватила первый попавшийся камень, рассматриваю. Понимаю, что прежде такого не видела. Вроде как песок, но сильно спёкшийся, превратившийся в неровный камень со множеством ходов, ответвлений. И вот всё дно усыпано такими камнями. Насколько я понимаю, именно под действием большой температуры песок твердеет до такой степени. Вышла я на берег, с собой пару камешков прихватила. И тут пришли такие мысли: может ли затвердевший песок на дне быть связан с обгоревшими деревьями на поляне? Всё рядом расположено, по идее, остальные заросли молоды, им немного лет, а вот деревья старые, могучие были когда-то. И поляна очень ровная. Надо же так, чтобы все деревья на ней ровно ополовинились, не мог такой пожар быть. Но тогда что это, удар молнии? Тогда выходит, что молния била по очереди сначала в реку, потом по одному дереву на поляне, потом в главное дерево. Или же тут НЛО прилетало, низко покружило, деревья поломались, а оно улетело. Но это же фантастика!
А день уже шёл к вечеру, смеркалось. Слышу – тёти кричат, меня зовут. Встретились мы на краю поляны, я им говорю:
– Пойдёмте, я вам кое-что покажу.
Пошли мы к большому дереву, тёти посмотрели, улыбнулись, головами покачали:
— Идём на станцию, Леся. Поздно уже.
Шли мы долго, устали. Вроде, идём правильно, должна скоро станция быть, а нет её. Солнце село, темнота опускалась на засыпающий лес. Но не все в лесу спали. Вот кто-то ухнул, треснула ветка, и навстречу нам из зарослей вылетела крупная птица, наверное, сова. Я вздрогнула от этого, было страшновато. А потом и вовсе стало боязно от внезапно возникшего на горизонте кладбища. Кресты и памятники выглядели жутко при свете восходящей луны. Мы вышли на хорошо проторенную песчаную дорогу, и вот, пройдя кладбище, мы увидели деревеньку среди леса. Широкие песчаные улицы, крепкие, добротные дома. Стога сена, сараи. Даже пожарная вышка деревянная. Людей на улицах не было, видимо, все уже пошли спать. И вот мы заметили женщину, идущую по улице. Подошли к ней, спросили, далеко ли до станции, где можно воды взять и переночевать.
Женщина обвела нас удивлённым взглядом, видимо, мы ей показались такими необычными, но потом она сказала:
— Есть у нас пустой дом, но там вряд ли вы захотите ночевать, там недавно человек повесился, — и она указала рукой в направлении большого дома. — Поговаривают, что является он.
— Брр, нет, спасибо.
— Тогда можете возле здания администрации нашей переночевать, в домике для сторожа. До станции далеко идти, да и электричка ещё нескоро, только завтра. Там недалеко и колодец есть. Я вам открою дверь. А утром вот по этой дороге пойдёте, она прямиком до станции ведёт.
— А магазин есть у вас?
— Есть, но там только хлеб продаётся, больше ничего.
— Странно… Спасибо.
Ночь была без сна. Мы просто сидели на стульях, не решаясь ложиться спать на засаленный топчан. С рассветом пошли по широкой тропе, утро было сереньким, пасмурным. Слегка накрапывал дождь. До станции добрались благополучно, приехали домой на электричке.
Прошло три года, эти года мы не ездили в Круглый. И вот решили снова поехать. Набрав ягоды, задумали снова наведаться в лесную деревеньку – до электрички ещё очень долго, а на станции сидеть не хотелось. Пошли по той самой дороге, на этот раз она была чуть заросшей, словно там давненько не ходили. Шли очень долго, прошли мимо деревенского кладбища. Оно показалось мне раза в два больше, да и каким-то заброшенным, неухоженным. Облупившаяся краска на оградках, покосившиеся кресты.
Вышли к деревне. Что-то не то… Явно. Я лично чётко запомнила новые большие дома, широкие песчаные улицы, хорошо обкатанные. А тут стоят какие-то развалины, у большинства крыш и стёкол нет, стены мхом поросли, все перекошенные. Я подошла к одному такому домику, рукой прикоснулась к стене, домик сам уже почти с меня ростом, в землю осел. Стена прохладная, мох мягкий. Стену деревянную можно пальцем ковырять, разваливается. Нет, быть такого не может, прошло-то всего три года, а по виду все 43.
Но один дом всё же был цел. Добротный такой, гостеприимный. И собачка там лает, значит, живёт кто-то. Нам навстречу вышла пожилая женщина, мы пообщались. У женщины есть внучка, Катя, восьми лет. Восемь лет, а в школе ещё ни разу не бывала, даже буквы не знает, зато по хозяйству шуршит быстро, умелая. Я принялась её азбуке учить, параллельно слышу, как мои родственники с женщиной разговаривают. Она рассказала, что в советское время тут была большая деревня, шла заготовка леса, а потом Союз распался, деревня стала пустеть, и вот, всего два жилых дома осталось. Мы попрощались с женщиной, пошли на станцию.
И с тех пор мне очень, очень интересно – тогда, в 2008 году, что это было? Путешествовали ли мы во времени, или реально за три года могли дома так обветшать… и не замешано ли в этом приключении то «место силы»? А камешки эти у меня до сих пор хранятся. И вот немного боязно, а вдруг в них есть какое излучение?

Автор: marbls

Источник: http://4stor.ru/histori-for-life/94792-v-etoy-derevne-ogni-ne-pogasheny.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *